seven_tests (seven_tests) wrote,
seven_tests
seven_tests

Categories:

Действие шестое. Зелья.

Действие шестое. Зелья. Начало.

Als Zarathustra aber allein war, sprach er also zu seinem Herzen:
"Sollte es denn möglich sein! Dieser alte Heilige hat in seinem Walde
noch Nichts davon gehört, dass Gott tot ist!"
["Но когда Заратустра остался один, сказал он в сердце своем: "Неужели это
возможно? Этот старый святой отшельник в своем лесу до сих пор не
слышал о том, что Бог умер!"]

Фридрих Ницше



Итак, пятый год и пятое испытание позади, и мы вместе с гриффиндорским трио всё ближе к развязке. Впереди наших героев ждёт новое препятствие, новая загадка и новая тайна – тайна Принца-полукровки.

He pulled open the next door, both of them hardly daring to look at what came next - but there was nothing very frightening in here, just a table with seven differently shaped bottles standing on it in a line.
Он отворил следующую дверь, причем оба они насилу заставили себя взглянуть, что же их там ждет — но ничего страшного не было, только столик с выстроившимися в ряд семью бутылочками различной формы.


Основная параллель между шестым испытанием и сюжетом «ГП и ПП» очевидна. Достаточно вспомнить, кто из учителей создал данное препятствие. Браво, профессор Снейп – Вы как всегда на высоте! Так, в «ГП и ФК» детям пришлось действовать по подсказке зельевара. А, как помните, в «ГП и ПП» Гарри на протяжении почти всей книги старательно следует указаниям учебника Принца-полукровки (то есть, как раз пресловутого Снейпа), даже берёт на вооружение черномагические заклинания из него. Принц фактически заочно становится для Гарри другом, помощником, проводником. Правда, если бы Поттер с самого начала знал, кто этот помощник на самом деле, думается, к пометкам на полях отнёсся бы совсем иначе... Но не в этом суть.

Кроме того, всё повествование «ГП и ПП», как и шестое испытание в «ГП и ФК», насквозь пропитано разнообразными зельями. Появляется новый (для учеников) профессор зельеварения – Гораций Слагхорн. На первом уроке он демонстрирует ученикам (и читателям) четыре важных зелья: оборотное зелье, веритасерум, амортенцию и феликс фелицис. Кроме того, темой урока является напиток живой смерти, упоминавшийся Снейпом в первой книге (как, кстати, и безоаровый камень, с помощью которого Гарри спас Рону жизнь на шестом году обучения). Значит ли это, что напиток живой смерти – мощнейшее усыпляющее зелье, «путешествие на тот свет и обратно», сильный наркотик, смертельный в больших количествах – ещё сыграет свою роль в седьмой книге? Посмотрим... (FalleN считает, что всё на это указывает, хотя Kotty решила придерживаться нейтралитета). Кроме перечисленного, в шестой книге наличествуют упоминания о вине, яде, странной зелёной жидкости в чаше с хоркруксом на островке в затопленной пещере. Это уж не говоря о тыквенном соке, который Рон принял за раствор с феликсом фелицисом.

Итак, не ходя вокруг да около, заявим сразу: авторы склонны думать, что на данном этапе в лице Гермионы (как в случае с Роном на четвёртом испытании) выступает вездесущий Альбус Дамблдор. Судите сами.

"Snape's," said Harry. "What do we have to do?"
They stepped over the threshold, and immediately a fire sprang up behind them in the doorway. It wasn't ordinary fire either; it was purple. At the same instant, black flames shot up in the doorway leading onward. They were trapped.
"Look!" Hermione seized a roll of paper lying next to the bottles. Harry looked over her shoulder to read it...
— Снейпова работа, — сказал Гарри. — Что надо делать?
Они ступили через порог, и тут же за спиной всколыхнулось пламя. Необычное пламя, пурпурное. В ту же секунду на пороге двери, ведущей дальше, взметнулись языки черного пламени. Дети оказались в ловушке.
— Смотри! — Гермиона схватила свиток, лежащий рядом с бутылочками. Гарри через ее плечо прочитал…
Так и Поттер вместе с директором спустя пять лет окунаются в Омут Памяти в поисках разгадки тайны Вольдеморта. То есть, очевидна параллель пергамента с Омутом. Но об этом чуть позже, а пока немного о цветовой символике.

Цвет пламени, вспыхнувшего позади ребят, пурпурный, символически олицетворяет активную точку напряжения и борьбы, момент, в котором свет испытывает наибольшее сопротивление тьмы. Шансы света и тьмы равны, каждый демонстрирует полноту своих сил. Это напрямую восходит к наблюдениям древних людей за сменой дня и ночи, ибо пурпурные тона характерны как раз для восходов и закатов (при переходе жарких красных тонов солнца в холодную синеву ночи). Подобная трактовка пурпурного цвета в символике имеет и физическое обоснование. Этот тон образуется путём смешения красного и фиолетового цветов, находящихся на противоположных концах видимого спектра. Получается, что именно пурпурный замыкает цветовой спектр в круг.

Именно в пурпурном пламени в итоге скроется Гермиона (читай – Дамблдор). Как известно, пурпурный считается цветом королевской власти, а Дамблдор во время повествования – несомненный «король» магического мира. Смотрите сами: его превосходство признают остальные маги, Хогвартс считается самым надёжным местом, когда там присутствует Дамблдор, и, кроме этого, хочется отметить хитро подкинутый Роулинг намёк в одном из воспоминаний – Дамблдор трижды отказывается от поста министра магии, что навевает ассоциации с ритуальным тройным отказом от королевского трона. И, наконец, сама смерть Дамблдора. Помимо ясно проглядывающегося мифологического кельтского мотива о тройной смерти короля (подробный и интереснейший разбор которого можно найти в теории annablaze), в шестой книге мы видим достаточно чётко прорисованную конструкцию обряда передачи магической силы и власти.

Тут стоит заметить, что в древности вождь племени, помимо прочего, считался носителем всей магической силы сообщества, которым он управлял – позже это архаическое представление спроецировалось на всех представителей «верхушек» общества: царя, короля, президента, просто старейшину рода… да даже какая-нибудь Мисс Мира обычно получает корону из рук предшественницы. А когда приходило время смены власти, проводился ритуал передачи этой силы преемнику. Среди наиболее заметных в тексте Роулинг элементов упомянутого обряда можно отметить резкое приближение к себе преемника – Гарри; посвящение его в часть своих знаний; возвышение – ведь не просто так в газеты просочилась информация об избранничестве, и не зря Скримжер так старается привлечь Поттера на свою сторону: народ намного больше надежд в борьбе со злом возлагает на избранника судьбы, нежели на толпу министерских авроров. Плюс к тому последнее магическое действие «старого короля» было произведено как раз в сторону «молодого короля» (обездвиживающее заклятие). Достойный уход достойного правителя в момент наивысшего противостояния равных сил света и тьмы; смерть, ставящая точку в ритуале; тело, завёрнутое в королевскую пурпурную мантию и отданное огню. Обряд завершён, новый король готов к великим подвигам и… на этом месте FalleN, мило улыбаясь, затыкает рот Kotty (вы же уже догадались, кто выше разглагольствовал, да?) традиционным шоколадным пряником. В общем, как видите, похороны директора дают весьма чёткую параллель с уходом подмороженной Гермионы в пурпурное пламя.

А вот чёрное пламя, через которое предстоит пройти Гарри - более сложный символ. И Kotty, проглотив недожёванный пряник, снова рвется в бой. Вообще-то чёрное пламя - это оксюморон. В нашем мире оно существовать не может, как и чёрный свет. Таким образом, в тексте явный намёк на мир, обратный нашему, потусторонний мир, мир мёртвых. Чёрное пламя в «ГП и ФК» можно сравнить с чёрными водами Стикса и Леты, очерчивающими границу подземного мира. А вот в «ГП и ПП» лодочка в пещере – прямая аллюзия на плавсредство перевозчика душ Харона, роль которого в данном эпизоде выполнил Дамблдор, свозив своего наследника на экскурсию в мир мёртвых (вспоминаем инферий в воде) и вернув его назад целым и невредимым (кстати, это ещё один элемент традиционного ритуала посвящения преемника). Чёрный, наряду с белым и красным в архаическом сознании - пограничный цвет, и Гарри балансирует на этой границе, так что можно подозревать, что «последний золотой денёк», как выразилась Роулинг, в конце шестого курса действительно станет последним перед погружением героя в мир хаоса.

Чёрный и пурпурный цвета как бы противостоят друг другу, а наши юные герои, как в символическом, так и в буквальном смысле зажаты между двух огней. Здесь нельзя не отметить и ещё одну небольшую параллель. Гарри и Гермиона оказываются в ловушке, отсечённые огнём. И основная интрига шестой книги завязывается вокруг западни, в которую загоняют ситуацию три языка яркого пламени, «подобно огненной змее» обвившие руки Снейпа и Нарциссы. И с этого момента сюжет развивается с учётом возможных последствий Нерушимой Клятвы.

Закончив с толкованием символики, Kotty, ловко выхватывая весь пакет пряников, отбегает в сторону и оставляет читателей на попечение FalleN, которая расскажет о нашем толковании головоломки Снейпа. Дело это непростое, так что лучше запасайтесь пряниками «Махито».

Как уже отмечалось выше, напрашивается аналогия пергамента с подсказками в «ГП и ФК» с Омутом Памяти в «ГП и ПП». Теперь разберёмся поподробнее. Для начала приведём само стихотворение с подстрочным переводом, любезно предоставленным euphoryyy.

Danger lies before you, while safety lies behind,
впереди тебя - опасность, безопасность – позади,
Two of us will help you, which ever you would find,
двое из нас тебе помогут, а какие - выясни сам,
One among us seven will let you move ahead,
одно из нас семерых позволит тебе двигаться дальше,
Another will transport the drinker back instead,
другое же, наоборот, отправит пьющего назад,
Two among our number hold only nettle wine,
в двух из нас лишь крапивное вино,
Three of us are killers, waiting bidden in line.
трое из нас - убийцы, стоящие в этом ряду.
Choose, unless you wish to stay here forevermore,
выбирай, если не хочешь здесь остаться навсегда,
To help you in your choice, we give you these clues four:
для помощи в твоем выборе мы даем тебе 4 подсказки:
First, however slyly the poison tries to hide
во-первых, как бы яд не пытался спрятаться,
You will always find some on nettle wine's left side;
всегда он будет слева от крапивного вина;
Second, different are those who stand at either end,
во-вторых, обе, стоящие с концов, различны,
But if you would move onward, neither is your friend;
но если ты идешь вперед - никто из них тебе не друг;
Third, as you see clearly, all are different size,
в-третьих, как видишь, все они различны по размеру,
Neither dwarf nor giant holds death in their insides;
но ни в самой большой, ни в самой маленькой не притаилась смерть;
Fourth, the second left and the second on the right
в-четвертых, вторая слева и вторая справа
Are twins once you taste them, though different at first sight.
одинаковы (близнецы) на вкус, хоть и разные с первого взгляда.
Итак, выделим несколько моментов.

Во-первых, Северус Снейп балуется высокой поэзией.

В комнате с зельями Гермионе и Гарри требуется разгадать написанную на пергаменте загадку Снейпа, чтобы пройти на заключительный этап. В параллель этому Дамблдор и Гарри с помощью Омута Памяти изучают воспоминания различных людей (своеобразные подсказки), для разгадки тайны Вольдеморта о хоркруксах и подготовки Гарри к заключительному этапу миссии.

Разложим просмотренные воспоминания в хронологическом порядке:
  1. Встреча сотрудника Министерства Магии с Гонтами. (гл. 10)
  2. Рассказ Карактуса Берка о том, как он за бесценок купил у Меропы медальон Слизерина. (гл.13)
  3. Дамблдор знакомится с Томом Риддлом в приюте. (гл. 13)
  4. Риддл встречается с Морфином. (гл. 17)
  5. Риддл в гостях у престарелой дамы с чашей и медальоном. (гл. 20)
  6. Ходатайство Вольдеморта о должности профессора ЗОТИ. (гл. 20)
  7. Воспоминание Слагхорна. (гл. 23)


Теперь вспоминаем, что в приведённой выше стихотворной загадке дано четыре подсказки, которые помогают определить две нужные бутылочки.

Так и среди семи воспоминаний можно выделить четыре основных, без которых невозможно составить чёткой картины и разгадать страшную тайну Вольдеморта. Для удобства перед разъяснением «подсказок» поставим цифры, соответствующие их хронологическому порядку. Почему – объясним позже.

1. Визит Боба Огдена в хижину Гонтов даёт нам ясное представление о среде, которая привела к рождению страшнейшего тёмного мага современности. Мы видим выродившийся род прямых потомков Салазара Слизерина. Только по одному описанию Гонтов можно подметить последствия близкородственных связей – умственные отклонения (Морфин), косоглазие (Морфин и Меропа), внешность, близкая к уродству. В семье Гонтов откровенно культивируются наследственная неуравновешенность и агрессивность. Также мы в полной красе наблюдаем методы воспитания наследников, отношения между членами семьи и особенности их поведения. Кроме того, мы получаем очень важную информацию – будущему отцу Вольдеморта Меропа была не только не интересна, а даже отвратительна. Так что этот ребёнок не мог быть рождён в любви, к его появлению привела магия – зелье или чары, по сути, неважно, - и магия же осталась его единственной страстью. В итоге этот ребёнок не нужен никому – даже собственной матери, которая одержима только Томом Риддлом, и когда тот в ужасе сбегает, бросив её, Меропа предпочитает умереть, оставив новорождённого сына чужим людям. Дурная наследственность Гонтов во многом сформировала характер мальчика и обеспечила ему неуравновешенность, беспринципность и сознание собственной исключительности, а «свежая кровь» Риддлов одарила его красивой внешностью и, вероятно, усилила способности и магическую силу будущего тирана. Но в основе всего этого нет даже тени любви. И потому неудивительно, что, по словам Джоан Роулинг, Вольдеморт «никогда не любил» и ему непонятна сама природа этого таинственного явления. Помимо вышеописанного, в этом воспоминании мы узнаём о происхождении двух хоркруксов: кольца Марволо и медальона Слизерина.

3. Дамблдор посещает приют, чтобы сообщить юному Тому о том, что он – волшебник и будет учиться в Хогвартсе. Рассказ миссис Коул подтверждает худшие предположения о характере юного Риддла: мальчик склонен к жестокости (запугивание детей, убийство кролика), но при этом достаточно осторожен, чтобы не оставлять доказательств своих поступков. Впервые мы (вместе с Гарри) видим того Тома Риддла, каким он был ещё до своего «посвящения» в волшебный мир: он замкнут, сам себе на уме, подозрителен, в голосе прослеживаются повелительные нотки. Реакция Риддла на новость о том, что он волшебник, подчёркивает его склонность видеть себя исключительным: у него подгибаются колени и дрожат пальцы, он начинает очень возбуждённо бормотать «Я знал, что я особенный. Я всегда знал, что во мне что-то есть». Поддавшись минутной слабости, Риддл уже спустя мгновение жалеет о своих словах (точнее о том, что их услышал незнакомец). Когда же профессор Дамблдор ловит его на воровстве, Том окончательно берёт себя в руки и надевает привычную для себя маску вежливости и скрытности. Воспитательный манёвр Дамблдора явно прошёл впустую – «Риддл даже близко не выглядел пристыжённым». Том явно внутренне сопротивляется контролю, оставаясь при своём мнении, но вслух говорит лишь то, что от него желают услышать. Ближе к концу беседы одиннадцатилетний мальчик отказывается от сопровождения в своей первой поездке в Косой переулок, подчёркивая: «я всегда делаю всё сам». Говоря в общем, Том Риддл, которого застали врасплох, «прокалывается» и даёт нам возможность оценить свою психологию, понять его образ мыслей, логику и взять это на вооружение. Также мы вместе с Гарри получаем очень-очень важный намёк на то, что Вольдеморт обладает «сорочьей» склонностью собирать трофеи своих жертв. Это впоследствии облегчит идентификацию хоркруксов.

5. Том Риддл посещает Хэпзибу Смит. Это воспоминание даёт нам возможность увидеть, как хорошо Тот-чьё-имя-не-произносят-вслух умеет манипулировать людьми, насколько точно он прощупывает пути к нужным людям. И это во многом объясняет то, как ему удалось собрать вокруг себя достаточно много преданных людей, составивших костяк армии Пожирателей смерти. В данном случае мы наблюдаем, как красота и напускная скромность «бедного ассистента мистера Берка» заставили старушку проникнуться к своему будущему Раскольникову убийце настолько глубокой симпатией, что она готова показать ему ценнейшие из своих сокровищ, притом не особенно скрывая, где они лежат и какими заклинаниями запираются. Также здесь мы можем убедиться, насколько легко Вольдеморт идёт на убийство, которое, в общем-то, было совсем необязательным. Простейшей кражи и стирания памяти у Хэпзибы о последней встрече было бы вполне достаточно. Но Вольдеморту «для страховки» проще убить старую женщину. Позже он также «для страховки» пойдёт убивать младенца, тем самым запустив крутиться шестерёнки механизма пророчества.

7. И, наконец, четвёртая, важнейшая из подсказок – воспоминание Горация Слагхорна. Именно она помогло соединить все кусочки мозаики воедино и разгадать главную тайну Тёмного Лорда: его задумку разделить душу на семь частей для того, чтобы добиться абсолютного бессмертия. Благодаря нескольким минутам из Слагхорновой памяти, мы узнаём, к чему привёл Вольдеморта его образ мыслей, его страх перед смертью и «сорочья» страсть к трофеям, которым в итоге нашлось вполне конкретное применение. Паззл собран, и героям остаётся только действовать.

А теперь обратите внимание на порядок воспоминаний (хотя вы, наверняка, уже поняли, к чему мы клоним ;-)). Между ключевыми подсказками находятся три связывающих их «мостика» - воспоминания номер 2, 4 и 6. Рассказ Берка позволяет нам полностью проследить путь медальона от дома Гонтов до превращения в хоркрукс (Меропа-Берк-Хэпзиба-Вольдеморт). Сцена встречи 16-летнего Риддла с Морфином – путешествия кольца (Марволо-Морфин-Вольдеморт). Особняком стоит просьба Лорда о не очень-то нужной ему должности преподавателя ЗОТИ. Она является объединяющим звеном в сборе трофеев – из него понятно, что Лорд целенаправленно стремится собрать полную коллекцию реликвий основателей.

Итак, в шестой книге - четыре основных воспоминания, расположенные через одно, и исполняющие роль четырёх подсказок из пергамента. Они позволили Дамблдору вычислить местоположение двух хоркруксов: кольца и медальона, как и Гермионе в первой книге удалось найти два нужных зелья.

Что касается семи бутылочек с зельями, то авторы теории смогли углядеть в них связь с семью кусочками души Тёмного Лорда, дающими нам ещё одну параллель между первой и шестой книгами. Как мы уже сказали, с помощью стихотворных подсказок в «ГП и ФК» ребята определили два нужных им сосуда. Жидкость из одной бутыли выпивает Гарри, из другой – Гермиона. Так и к концу шестой книги мы с полной уверенностью можем сказать, что уничтожены два хоркрукса - это дневник, который Гарри проткнул ядовитым зубом василиска ещё на втором курсе и перстень, обезвреженный Дамблдором (не забываем про упомянутую выше параллель между директором и Гермионой образца «ГП и ФК»). Кроме того, вспоминая рассуждения Дамблдора об оставшихся хоркруксах, нельзя не отметить ещё одну деталь.

В «ГП и ФК» помимо выпитых зелий, на столе остались три бутылочки с ядом и две – с вином. А по окончании «ГП и ПП» карающей руки спасителя мира ждут ещё три неодушевлённых предмета – чаша Хаффлпафф, медальон Слизерина, реликвия Гриффиндора или Рэйвенкло, - и два вполне одушевлённых – сам душеущербный Вольдеморт, а также Нагини или Поттер (выбирайте на свой вкус: даже мнения аффтарш здесь расходятся). Кстати, аналогия хоркруксов с двумя сосудами, наполненными вином, соотносится с предположением о том, что кроме самого Вольдеморта, ещё один кусок его души находится именно в чьём-либо живом теле. Вино, как кровь, намекает на одушевлённую природу двух хоркруксов. На этом с копаниями в тёмной расколотой душонке Риддла мы закончим, и перейдём к разбору других линий.

Продолжение >>>
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments